Из опыта охоты на барсука с норной собакой

 

После 20 го сезона охоты с норными собаками на барсука решил поделиться своими наблюдениями с читателями. Не претендую ни на какие обобщения и говорю только о том, что и как делаю сам в угодьях юга Красноярского края. Буду рад, если мой опыт кому-то пригодится.

До того, как начал охотиться с норными, после чтения доступной мне литературы сделал вывод, что собака должна: лису выгнать или задавить и вытащить, а барсука загнать в «котел» или тупик и, активно нападая, не давать ему закопаться, пока охотник не вскроет над ними нору. Да и в самом деле, трудно было представить, что собака сможет выгнать из норы барсука в 2—4 раза больше себя.

Первые годы охоты на норах продолжал считать, что барсук «под собакой» из норы не выходит — пока сам опыта не набрался и четыре поколения собак не вырастил. Первой моей собакой был вельштерьер, затем три поколения ягдтерьеров.

Сейчас я убежден: шансы выгнать барсука из норы без ее вскрытия есть, и немалые. Просто надо уделить внимание так называемым «мелочам», без учета которых земляных работ не избежать.

До охоты

Учет и изучение нор. Основой успешной охоты с норной собакой на барсука считаю хорошее знание угодий, учет и изучение всех нор. Лучшее время для поиска новых и проверки старых нор — это ранняя весна, когда снег уже сошел, норы чистятся зверем, выбрасывающим наружу «затычки» и старую гнездовую подстилку. Трава еще не подросла, поэтому норы, а также свежие кучи земли и мусора хорошо видно издалека.

Недопустимо запускать собаку в неизвестную, случайную нору, если не уверен, что сможешь быстро помочь питомцу при необходимости. Избежать на охоте случайных заходов собак в неизвестные норы невозможно. Хотя за 20 лет я не потерял в норах ни одной собаки, самые сложные ситуации были именно на них. Осенью 2009 года при сборе грибов моя собака зашла в случайную нору на косогоре, которая имела всего один вход и выглядела заброшенной. Откапывал ее два дня с помощью еще двух человек, били четыре шурфа и вытащили ее с глубины 3,5 метра с помощью бура…

Выявление среди учтенных нор выводковых городков. Его надо провести с середины мая до середины июня. Позже уже не будут так явно заметны игровые площадки молодых зверьков (а лисята к этому времени уже покидают родную нору и живут самостоятельно). Сроки привожу для своей местности.

Выводковая нора характерна, прежде всего, тем, что всегда имеет «детскую площадку» — хорошо утоптанную, часто с травой, выбитой до земли, площадью не менее 1 кв. м. Расположена она так, что малышам при опасности не надо бежать далеко или вверх — они как бы скатываются в нору. Не встречал ни одной выводковой норы, чтобы на «детскую площадку» в течение дня не попадали солнечные лучи.

Всегда надо помнить, что в выводковой норе даже поздней осенью очень часто находится не один барсук — не все молодые оборудуют себе норы и уходят в первый год. Лисьи выводковые норы в отличие от барсучьих имеют сильный стойкий запах (типа аммиачного), рядом — помет, кости, перья. Некурящий человек легко ощущает этот «душок» уже за 10—15 метров.

Осенью подготовку норы к зимовке легко определить по выкошенной лужайке травы или кучам сухих листьев поблизости — признак того, что барсук заготовил ее в «котел» или на «затычки». Перетаскивая траву к норе, он прокладывает хорошо заметную тропу (примятая трава, разворошенная подстилка на почве, потерянные травинки). Чаще всего такие «затычки» не слишком далеко от входа, и при некотором навыке хорошо определяются с помощью гибкой и слегка изогнутой (чтобы проходить изгибы норы) ветки длиной около двух метров.

Как отозвать собаку из норы? Веду учет всех встреченных нор, даже если они кажутся совершенно заброшенными и бесперспективными, уже только потому, что любая из них через некоторое время может превратиться в жилой городок. Забыв про нее при очередной охоте в этом месте, получаешь незапланированный заход собаки в нору и проблемы с ее извлечением оттуда (а если еще зимой!). Ни одна из моих собак не ждала моего разрешения на вход в нору. Попытки добиться этого заканчивались одним — собака взрослела, матерела, «вкушала упоение боем» со зверем и все — в нору, в бой идет без разрешения. Только у вельштерьера хватило выдержки на первые 2 года.

Если собака зашла в случайную нору и охота здесь не планируется, ставлю машину и сам прячусь подальше, за пределами видимости от нор. После 30—40 минут борьбы, если зверь не выходит и питомец не слышит хозяина, собака выходит из норы и осматривается. Не видя хозяина и машины, она идет искать их по следам. Если же увидит — возвращается в нору, и теперь ее уже очень трудно дождаться, чаще всего только на следующий день. Менее опытная собака первый раз не выходит из норы еще дольше. Отозвать из норы взрослую, работающую собаку мне никогда не удавалось. Если время позволяет ждать, то отдыхаю или оставляю машину и ухожу охотиться в сторону от нор — собака находит и догоняет меня по следам. Если необходимо уехать, то поблизости от нор оставляю еду и воду (в теплое время года) и подстилку (одну из собачьих тряпок из машины). В холодное или сырое время года делаю небольшой шалашик, накрытый пленкой, и в нем оставляю еду и подстилку. Каждая из моих собак по 2—3 раза в году ночевала у нор, а в сильный мороз и ветер — прямо в норе. Утром забираю понурую, «раскаявшуюся» собаку — грязную, с искусанной мордой…

Встречая в угодьях норы, всегда оставляю маркеры (веточки от растений) и вход «зачищаю» до голой земли или присыпаю рыхлой, тогда в следующий приезд сюда имею достоверные данные о том, кто посещает убежище.

На сегодняшний день у меня в учете более 250 нор в радиусе 25—30 км от дома: это жилые и нежилые, барсучьи и лисьи — их «статус» и состояние постоянно меняются.

  • Намечаю несколько удобных мест для себя (под ветром, чтобы не слепило солнце, было какое-то укрытие, чтобы случаем не пальнуть в машину и т. п.); расчищаю эти места и подход к ним от сучков и веток;
  • Явно неиспользуемые отнорки закладываю чурками, сучьями;
  • Убираю траву и ветки, мешающие стрелять в направлении вероятного хода зверя из норы (обидно было на первых охотах терять зверя, успевшего до выстрела скрыться из виду);
  • Заваливаю ветками, вырубленным кустарником нежелательные направления (не просматриваются с «номера», неудобно стрелять, близко естественные укрытия: канавы, бровки, заросли);
  • Если вокруг нор густые заросли травы, то выкашиваю ее не менее чем за 2 недели;
  • По числу отнорков заготавливаю длинные маркеры (вешки) из толстого бурьяна или прутьев без листьев (чтобы ветерок не шевелил). За нижний, заостренный конец маркера не следует браться руками — нюх у барсука исключительно острый!

Однако если при такой предварительной подготовке перестараться, то излишняя расчистка и совсем оголившиеся отнорки могут насторожить барсука, и он перейдет в другие норы на несколько дней, а то и недель. Но потом все равно возвращается, если оставить это место в покое.

Местность, где запланировал охотиться на барсука, несколько дней не посещаю, а уж к самим норам и близко не подхожу! Пресс человека с ружьями и капканами сильно изменил поведение барсука за последние 15—20 лет, он стал осторожен до предела, особенно матерые.

Не менее четверти городков у нас расположены в буграх искусственного происхождения, созданных при зачистке сельхозугодий от кустарников, при выравнивании покосов, осушении болот и т. п. — они очень удобны для охоты.

На них также предварительно выкашиваю бурьян, расчищаю на «макушке» площадку для складного стульчика и проход к ней. Такой стульчик позволяет продолжительное время ожидать барсука совершенно без шума и в комфортных условиях. Пренебрегать этим неразумно еще и потому, что в норах нередко бывает не один зверь, и лишний шум ни к чему. Интересно, что выстрел другого зверя в норе не пугает — объяснений этому не знаю, но проверено неоднократно. Тесаком тщательно убираю в каждом отнорке нависающую землю, траву и все, что мешает видеть с «номера» выходные отверстия.

Перед выходом из норы барсук обязательно (у меня ни разу не было иначе) высовывает нос и тщательно принюхивается и прислушивается — это идеальный момент для стрельбы на буграх: товарные качества трофея наилучшие — шкура и мясо без повреждений, и кровь в жир не попадает. Если даже битый зверь и успевает в агонии сползти в нору, то достать его с помощью собаки или тросика несложно.

Погода и время. Очень большое значение имеет погода; особенно убедился в этом, когда появилась возможность планировать охоту на любой день. Никогда не пойду на охоту на норах с собакой в ветреную погоду, особенно если еще не облетел лист с деревьев и шелестит трава: голос собаки можно просто «потерять» в этом шуме. В 2007 году был у меня случай незапланированной охоты в ветер, когда чуть не потерял собаку. Матерый барсук закопал собаку вместе с молодым барсучонком в боковом ходу в 12 метрах от «котла». Лая собаки из-за шума ветра я не услышал, и только на другой день при поисках она отозвалась и была вытащена вместе с барсуком с глубины не более метра.

Самое лучшее время — тихое утро с влажной от росы или инея травой, которая полностью скрадывает твои перемещения над норами. Барсук только что пришел домой с полным желудком и устал за ночь, а собаки выспались, полны сил и энергии — рвутся в драку!

И если ты не подшумел на подходе, то под азартной и вязкой собакой барсук предпочитает быстро ретироваться из этой норы и уйти в другую.

Охота

Рабочие ягдтерьеры, как известно, в основной массе собаки «безбашенные», и с этим ничего не поделаешь. Чтобы засидевшиеся собаки хоть немного «выпустили пар» и не бросались сломя голову на зверя, по пути на норы обязательно останавливаюсь и даю им побегать и полаять, потаскать палки. Место для этого выбираю бесперспективное с точки зрения охоты, иначе острый нюх собак обеспечит вместо норной другой вид охоты (имею неоднократный печальный опыт).

Стоянка для машины. На месте охоты машину ставлю так, чтобы запах от нее не набросило на норы. Если одна из собак остается в машине, она не должна видеть нор, поэтому завешиваю окна снаружи накидкой или пологом. Без этого обиженные вопли остающейся в машине собаки разгонят зверей во всей округе. Выбирая место для стоянки, обязательно надо учитывать расположение «номера», чтобы не стрелять в сторону машины.

Можно бы оставлять машину подальше, но я охочусь чаще всего один и бегать далеко (за собакой, инструментом и т. п.) не с руки.

Сначала приношу из машины поближе к норам лопату и вилы, осторожно расставляю маркеры во все отнорки. Если отнорок не попадает в поле зрения без поворота головы, ставлю в него вертикально увесистую сушину — при выходе барсука она падает с большим шумом, и я успеваю повернуться в ту сторону и отстреляться. Маркеры дают возможность спокойно, без лишнего физического и психологического напряжения следить за всеми отнорками сразу — при малейшем прикосновении барсука к маркеру его вершинка очень заметно шевелится, и я успеваю встать и приготовиться к выстрелу до того момента, когда появится морда зверя. Так поступаю на буграх. У нор на ровных участках встаю на «номер» несколько сбоку от основных отнорков. Прежде чем высунуть нос, барсук присматривается из глубины норы и может заметить охотника, если стоять напротив выхода. От применения «обметов» и «рукавов» из сетей отказался по двум причинам:

  • много канители и шума при их установке;
  • запах от них попадает в нору к барсуку раньше, чем он высунется под выстрел.

Осторожно подхожу к норам, запускаю собаку, поправляю сбитый ею маркер и занимаю место на «номере» или поднимаюсь на макушку городка — очень тихо и только после того, как услышу, что собака работает по зверю. Для меня было большой неожиданностью, что часто хорошо слышно даже топот бегающих по ходам собаки и зверя (все мои собаки отдают голос только «по-зрячему», т. е. при непосредственном контакте со зверем или когда видят его). Абсолютную тишину сохраняю до принятия окончательного решения «копать».

Копать начинаю после 20—30 минут работы собаки при условии, что перемещения в норе прекратились и последние 10—15 минут она держит барсука на одном месте (почти всегда это «котел»). Над этим местом и копаю шурф в виде окопа поперек предполагаемого направления хода. Дерн срезаю большими пластами и откладываю далеко в сторону — они еще понадобятся. По голосу собаки можно предположить, на какой глубине она находится и каких размеров шурф надо копать. Про то, как копать и что делать дальше, достаточно много написано в специализированной литературе, но считаю, что научить этому заочно невозможно. Поэтому настойчиво повторяю: первые охоты, пока охотник и собаки не обретут опыт, надо проводить на «легких» норах. На мой взгляд, охота на барсука в норе является для собак самой травматичной после охоты на медведя. После каждой встречи с барсуком у собаки от недели до месяца «больничный», а нередко требуется и наложение швов, и операции в ветлечебнице.

Таких случаев, чтобы собака задавила в норе взрослого, здорового барсука, в моей практике не было. Да и рассказам об этом не очень верится (про молодого, раненого или ослабленного барсука еще поверю).

После охоты: восстановление нор и уход за собакой

По окончании охоты обязательно восстанавливаю вскрытые участки норы: на толстые палки над ходом укладываю дернины и сверху засыпаю землей. Ход сохраняется целым, и к тому времени, когда палки сгниют, грунт над ними уже уплотнится и не осядет. Нередко бывало, что норы, восстановленные таким образом, заселялись в этот же год!

Особое внимание уделяю глазам собак: травмы от песка, ударов когтей и зубов зверя нередко вызывают помутнение роговицы и могут привести к потере зрения, если вовремя не помочь. Моя первая норная собака (вельштерьер) к старости на одном глазу имела зрение около 70 % (не заметил травмы вовремя). А одна из собак четвертого поколения на следующий день после 21 часа работы в норе ослепла на оба глаза и только благодаря помощи очень хорошего специалиста с ветеринарного факультета через неделю стала немного видеть на один глаз. И лишь через 1,5 месяца интенсивного лечения один глаз восстановился полностью, а второй процентов на 70. Мне известны случаи полной потери зрения ягдтерьерами из-за несвоевременной помощи собаке. Элементарные меры по очистке глаз должен принимать каждый охотник с норными. По пути домой после нор всегда стараюсь заехать на водоем и дать собаке поплавать и понырять за брошенными камнями. Если нырять не умеет, то поливаю из ладони на мордочку. Переохлаждения не боюсь, потому что после купания собак вытираю, сажу в теплую машину и выпускаю в вольер только после полного высыхания. Уже дома, вечером, в день приезда и 3—4 раза в последующие дни жена чистит глаза собакам ватными тампончиками с теплой чайной заваркой. Делаем это, пока не перестанет вымываться из глаз грязь (обычно пара дней). При побелении роговицы — немедленно к ветеринару, современные препараты помогают сохранить зрение собаке. Из народных средств: чайная заварка для промывания и сок алоэ с медом — для закапывания при помутнении роговицы.

Владимир Горлевский, г. Красноярск

Начало. Продолжение здесь .

 



  • На главную