Краткие сведения из биологии. Как ни странно, но наш барсук зоологами тоже причислен к семейству к

 

Барсук

Распространен барсук в нашей стране довольно-таки широко, начиная с Кавказа и кончая северной тайгой, но до Полярного круга не доходит. Встречается он и в Сибири, на Южном Урале, в степной полосе. Только там он несколько отличается своим видом: по затылку тянется, мимо уха к глазу, черная полоска. А у дальневосточного барсука и вовсе черная голова, хотя по внешнему виду и образу жизни ничем не отличается от нашего белолобого.

Норы для жилья барсук роет крепкими передними лапами, подгребая под себя землю и пятясь назад. Норы у него глубокие, с несколькими отнорками и «котлом» для лежки. Любит он места овражистые, густо заросшие ельником, селится вблизи ручьев и родников. Пролежав целый день в сухой песчаной норе, вечером, в сумерках, иногда даже до заката солнца вылезает из норы и спешит к воде. Перед выходом из норы слушает, долго стоит у отверстия, высунув «лысину», обнюхивает воздух.

Характерно, что спаривание барсуков происходит в марте, после того как они с первым таянием снега выходят из нор. В это время у самок уже бывают дети: от трех до пяти слепых, белых, с темными мордочками (белые полосы на лбу у барсучат появляются позднее) крошек. Барсучиха уже принимает к себе самца через несколько дней после окота и, забеременев, рожает барсучат только следующей весной, через триста сорок – триста пятьдесят дней.

Сильно истощавшие за длительную зимнюю голодовку, барсуки устремляются к ручьям и водоемам, особенно в дни икромета лягушек, жадно набрасываются на их икру, плавающую на поверхности луж густыми темно-серыми массами. По пути к болотинам выхватывают из луговин корешки растений, ловят, если попадутся, мышей, поедают червей, змей, жуков и личинок. На таком неприхотливом корме они сравнительно быстро накапливают потерянные силы.

Усиленно питаясь, самки до месяца кормят барсучат своим жирным молоком. Через тридцать три-тридцать восемь дней у них открываются глаза, и в солнечные майские дни мать выволакивает детей за шиворот на поверхность, чтобы дать им возможность понежиться и принять солнечные ванны. Весной рядом с норой барсука можно увидеть вытоптанную площадочку. На такой площадочке барсучата, сильно нуждаясь в ультрафиолетовых лучах солнца, не только укрепляют свой молодой организм. Подросшие барсучата, как и лисята и волчата, на таких площадках обучаются самостоятельным охотничьим приемам. Это своего рода звериная школа. Мать приносит живую лягушку, мышь, птичку и, пустив у норы, дает малышам поиграть, а сама наблюдает, чтобы дети не упустили жертву. Если все же мышь вырвется, настороженная мать задерживает ее и в зубах снова подносит к детям и отпускает с фырканьем, как бы предупреждая: не зевайте, мол, такой лакомый кусочек не так просто нам, зверям, дается в лапы.

С конца мая по вечерам и ночам барсучиха начинает водить барсучат дальше от норы, приучая их к самостоятельной жизни. Хотя барсук и причисляется к хищникам, но питается как животной, так и растительной пищей. Но особенно значительного вреда там, где он не сильно размножился, охотничьим хозяйствам нанести не может. Короткие его ноги и неуклюжие движения не дают ему возможности быстро передвигаться по высокой траве, хватать птиц или гоняться за зайцами. Разумеется, подкравшись в траве к затаившейся и еще не летной птице, может ее схватить, как может загрызть и лежащего в траве зайца. Однако осенью там, где много растительного корма, он охотно переключается на него: ест ягоды, упавшие с дерева лесные груши, грибы, побеги озимых хлебов и даже картошку.

Охота на засидках. Барсук, нагуливающий осенью жир, выходит в сумерках из норы и всю ночь бродит в поисках пищи. Непуганые барсуки выходят на жировку рано, иногда даже и днем бродят по лесу. Караулить барсука надо до заката солнца и сидеть не против норы, а сзади, шагах в десяти. Лучше, если позволяют условия, караулить барсука, сидя не высоко на дереве, в 2–4 м от земли. Обладающий острым слухом, но недостаточно острым зрением, барсук, находясь в норе, нередко слышит шаги охотника, забирающегося на поверхность норы, и отсиживается в ней, не рискуя подвергать себя опасности, или же выходит из норы поздно, когда стрелять уже темно. Сидя на дереве, убить барсука проще, если не горячиться и дать ему выползти из норы. Стрелять надо в переднюю часть туловища крупной дробью или мелкой картечью, чтобы сразить наповал. Даже смертельно раненный, барсук быстро уползает в нору, если охотник не успеет послать в него второй заряд. В таком случае лучше уйти и, вернувшись утром с фонариком, обследовать нору. Погибающий в норе барсук, так же как и лисица, почти всегда выползает околевать ближе к отверстию, и его не трудно бывает достать, зацепив, например, крючковатой палкой. Забираться глубоко в нору, если нет рядом товарища, не рекомендуется. Известен случай, когда верхний песчаный пласт норы обвалился и придавил забравшегося в нору охотника, который, хотя и выволок погибшего зверя, но чуть сам в ней не остался…

Охота нагоном. Осенью барсук рано возвращается с ночной кормежки в нору: обычно в 4–5 часов утра и редко на утренней заре. Многие охотники это знают и идут к барсучьим норам до рассвета, ведя на поводке зверовую собаку. Подойдя, затыкают норы поленами, лапником или хворостом. Один из охотников остается с ружьем у нор, а другой отходит на полкилометра или дальше и спускает с поводка собаку, которая начинает искать барсука и, наткнувшись на него, гонит.

Во второй половине ночи, под утро, барсук бродит по лесу сравнительно недалеко от нор. Иногда через полчаса гонец уже дает голос. Если лай слышится на месте, – значит, собака держит зверя и надо спешить ей на помощь. В таком случае барсука или колют ножом в бок, или, соблюдая сугубую осторожность, чтобы не попасть вместо зверя в собаку, стреляют.

Однажды в лесах Калининской области, на охоте, мне у заткнутых нор удалось убить двух молодых барсуков и полуторапудового старого самца, кидавшихся от собак к норам, с промежутками в 10–40 минут. Подоспевший к норам матерый барсук растерянно метался вокруг нор, ища свободного входа и даже после неудачного выстрела не убежал, а снова кинулся мне под ноги, пока выстрел картечью в голову не сразил его.

Охота с норными собаками. Охота с фокстерьером или таксой по барсуку в норе мало чем отличается от охоты на покорившуюся лисицу. Разница лишь в том, что работать по барсуку может только безукоризненно притравленная и злобная собака и со стороны охотника должна быть проявлена большая осторожность, чтобы умело принять выволоченного из норы зверя, не дать изувечить собаку и самому не попасть рукой в пасть барсука. Обычно опытный охотник берет барсука за хвост и быстро поднимает его вверх или же хватает щипцами за шею.

Однако надо сказать, что этот способ охоты – малодобычливый, поскольку раскапывание нор запрещается, а выгнать собаке из норы барсука или вытащить его редко |удается. Разрушение же нор приводит к исчезновению зверя. Раньше, когда на барсука с норными собаками не охотились, встречались целые барсучьи «городки» с полусотней нор и больше. Непуганые молодые барсуки гнездились тут же, рядом, а старые одиночки самцы тоже рыли норы в этом же «городке».

В тех областях, где барсук малочислен, охота на него запрещена.

 



  • На главную